watchinexile (watchinexile) wrote,
watchinexile
watchinexile

Categories:
  • Mood:

Письмо Екатерины Петерс (продолжение)

Я намеренно не открываю некоторые уже поступившие комментарии - до конца публикации перевода.

+++++++++++++++++++++

   …К несчастью, я и сама была не на твердой почве из-за неуклюжей попытки помочь в той ситуации, в которой оказался Мансонвилль. Мой друг подталкивал меня к тому, чтобы я поехала в Монреаль и поговорила там с + вл. Сергием о возможности создания женской монашеской общины - или вблизи Мансонвилля или на самой его территории. Поскольку я сама хотела быть монахиней, я была в этом заинтересована. А еще я знала от Людмилы, что владыка Виталий купил дом недалеко от Мансонвилля, с намерением, чтобы в него могли приехать жить монахини.
      Эти мысли соединялись с наблюдением того, как ухудшалось умственное состояние Людмилы. Со временем она становилась все более и более подавленной. Г-жа Роснянская была явно перегружена – ответственностью за заботу о владыке и другими заботами о Мансонвилльской собственности. Некоторые из нас были свидетелями того, что можно было бы назвать эмоциональным истощением опекуна – в некоторых случаях это выражалось в грубом и неуважительном обращении с владыкой. Было ясно, что она нуждается в большей помощи.
      Я утверждала и буду утверждать, что питаю большое уважение к г-же Роснянской и не имею никакого желания, чтобы ее убрали с позиции секретаря владыки Виталия. Но, однако же, я чувствовала, что ей нужно больше помощи, чем я сама или кто-либо еще в одиночку мог ей оказать. Она хотела бы, чтобы я стала ее помощницей – но у меня моя собственная семья и денежные проблемы (и – свои периоды депрессии) – так что я не могла дать ей того, что ей было нужно.
     Другая причина того, чтобы желать присутствия монахинь, связанных с Мансонвиллем была в необходимости позаботится о наследии владыки. Я не хочу, чтобы в будущем монастырь умер - вместе с кончиной владыки. А Людмила ясно дала мне понять, что ей все равно, что будет с Мансонвилльской собственностью, и что она уедет, не оглядываясь назад, как только окончатся ее обязанности по отношению к владыке.
     Это меня разочаровало – я надеялась было, что она захотела бы остаться и участвовать в этом. Однако, г-жа Роснянская заявила, что, хотя раньше она и думала о монашестве для себя, она этого больше не хочет. Поскольку прежние монахи были уже либо похоронены либо - удалены, в будущем тут не виделось никакого продолжения.
      Итак, было две причины, чтобы организовать женскую монашескую общину при монастыре:
1. немедленные заботы о Людмиле – помощь в поддержании монастыря и сбор средств для него и
2. предстоящие заботы о монастыре в будущем после кончины владыки Виталия.

     Со своей стороны, я сделала одну большую ошибку. Мой друг, который постоянно воодушевлял меня этим делом заниматься, предложил также, чтобы я пришла со всем этим к + владыке Сергию. Согласно нашему плану, я бы, кроме того, просила помощи у г-жи Нины Ганн – она давно дружила с владыкой Виталием и была важным человеком в Монреальском сообществе. Но я так этого и не сделала, и у меня не выдалась возможность поехать в Монреаль и там организовать решающую встречу, на которой все это обсудить. Отчасти это было из-за моей робости – я не была близко знакома с + вл. Сергием - лишь несколько раз была у него на исповеди и слышала от него сердечные слова.
     Вместо этого я пришла с этой идеей к о. Сергию Петрову и вл. Антонию Орлову. Обоим я ясно заявила, что я не хотела бы навредить г-же Роснянской или выгнать ее, а также то, что я озабочена ее благополучием, и что ее присутствие жизненно необходимо владыке Виталию. Орлов ответил, что Людмила – злая, и ее нужно удалить. Я сделала огромную ошибку, вовлекая тогда в это Орлова. Именно тогда он и предложил, что, возможно, сестричество и есть путь к тому, чтобы избавиться от Людмилы. Это мне совсем не понравилось. И дальше - вместо общины монахинь было предложено учредить для монастыря именно сестричество. Он попросил меня связаться с г-жой Ниной Ган и получить образец устава, который использует сестричество в Монреале.
       Глупо, но я не поняла того, что под этим подразумевалось. Большая часть моей жизни в Православии прошла среди православных греков, и для меня «сестричество» означало монахинь, а не женское сообщество прихода. У греков такая женская приходская группа называется общество филоптохос (гостеприимства). И я - не поняла, что мы-то устраиваем нечто вроде сестричества Монреальского прихода! Все это проступило в прошлом году, во время празднования Преображения в Мансонвилле.

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments